О кузнеце-оружейнике Леониде Архангельском

Металлург 1993г. №6

Наш первый рассказ — О Леониде Архангельском. Его статью о японских катанах мы опубликовали в № 5 «Металлурга». Но это только «первая ласточка». В последующих номерах будет опубликован цикл статей-размышлений Л. Архангельского о булатных и дамасских сталях. На первой и четвертой страницах обложки журнала — изделия творческой группы Л. Архангельского. В нее входят А. Аксенов, С. Мороз, Е. Экбер и А. Грачев.

Это уже некая закономерность — все, кто начинает заниматься кузнечным делом, ручной ковкой, начинают изучать историю, стремятся узнать какого они рода-племени, во всем найти духовное начало.

И не случайно у всех мастеров, в том числе работающих в современной манере, отражающих в своем творчестве общие философские понятия, создающих абстрактные образы, обязательно присутствует народный и исторический колорит и есть работы, выполненные чисто в народных и исторических традициях.

Таков и Леонид Архангельский — инженер по образованию, исследователь по натуре, романтик и поэт в душе.

Это очень скромный человек, скупой на слова и жесты. Даже фотографии собственной не оказалось у него — а одни лишь работы.

Леонид Борисович Архангельский родился и живет сейчас в г. Калининграде Московской области. Здесь он окончил школу, затем отслужил в армии, после чего успешно окончил МВТУ им. Баумана по специальности «Двигатели летательных аппаратов» (в 1984 г.). Был распределен в знаменитое НПО «Энергия», четыре года участвовал в проектировании и изготовлении (как конструктор и мастер) первых образцов ракетно-космического аппарата «Буран».

О том, что в наше время есть люди, занимающиеся булатом и его тайнами, узнал из газет. Стал читать все, что есть по этой теме. Но это был еще период размышлений, рождения идеи. Затем начал понемногу пробовать получать булат, здесь же, в НПО, используя стандартное оборудование в нестандартных целях, за что и стали звать его Леней «Кулибиным».

Но в таких условиях многого не достигнешь. И когда центр НТТМ в родном Калининграде предложил ему заняться уже ставшим смыслом жизни делом, Леонид ушел с прежней работы. Здесь же было организовано НПО «Импульс». Леониду платили зарплату несколько месяцев, хотя он не «выдавал» никакой продукции, да к тому же в его распоряжение предоставили старую кузницу 30-х годов (сарай). Л. Архангельский запустил горн, купил наковальню.

Это был период становления. Леонид и по сей день благодарен этим людям и, прежде всего, Алексею Николаевичу Катышеву за бескорыстную поддержку. В июне 1988 г. кончился «инкубационный» период — он начал ковать, а в августе уже занял второе место среди кузнецов-оружейников на фестивале в Салтыковке. Так он вошел в «семью» кузнецов. И затем уже был постоянным призером кузнечных фестивалей и праздников.

Хотя Л. Архангельский и стал «булатным» мастером, он остался скромным человеком, никогда не видели его позирующим со своими мечами — ему чужда всякая демонстрация. Его правило — каждый должен делать хорошо свое дело. Он по-прежнему трудился в своем сарае (а зимой там температура доходила до —25 °C!), перешел на «полный хозрасчет» — работал по заказам. Ковал решетки, ограды, подсвечники и другие изделия, даже фонтан в Балашихе.

Прошел год... С 1990 г. он занялся только оружием. Но в холодной старой кузнице уже больше не мог находиться. Ему нашли новую кузницу, работал в различных СП. Поиск, контакты с коллегами, научными сотрудниками из исторического музея, Оружейной палаты и упорный труд — вот что стоит за великолепными катанами Леонида Архангельского. Кстати, оружие и великолепно украшено. Одному, конечно, было не справиться с такой трудоемкой и разнообразной работой. Сейчас с Л. Архангельским работает группа из 10 человек. Одним из первых к нему пришел Андрей Васильевич Аксенов. Токарь по профессии, с детства «заболевший» древним оружием, он в совершенстве овладел ювелирным искусством. Он занимается отделкой и украшением оружия и доспехов, хотя броши и браслеты делать и выгоднее. Так что «группа Архангельского» — это такие же, как и он, увлеченные и преданные своему делу люди.

О своих творческих планах Леонид сказал так. Свою деятельность он развивает в двух направлениях. Первое — историко-этнографическое. Это, прежде всего, изготовление утраченных исторических доспехов. Например, ни в одном музее не только России, но и всего мира нет русских доспехов XIV века. И всего-то во всех музеях насчитывается около 800 экземпляров древнерусского оружия. И вот Леонид поставил задачу перед своей группой — изготовить полные комплекты вооружения и одежды русских царей и великих князей, начиная от Владимира Мономаха и кончая Алексеем Михайловичем. Работы эти будут делаться не на продажу. А если и будут проданы, то с условием, чтобы остались в России. Позже можно сделать и копии.

Русский шлем. Л. Архангельский, А. АксеновРис.1. Русский шлем. Л. Архангельский, А. Аксенов

Второе направление — достигнуть или превзойти качество оружия, изготовляемого современными мастерами. Мировой уровень качества — это и технические свойства, и чистота отделки оружия, это и художественное решение. Об уровне мастерства должно «говорить» само изделие.

Итак, Леонид Архангельский выбрал свой творческий путь. Цели на этом пути у него могут меняться, но главная линия — никогда.

Рассказ мастера записала О. Новоселова