Чугунное кружево из нижнего Тагила

Металлург 1990г №4

В. С. ЛЕДЗИНСКИЙ Фото А. А. ТЕЛИЧКО

 

 Рис. 1. Чугунная литая ограда дома №3 по Большому Толмачевскому переулкуРис. 1. Чугунная литая ограда дома №3 по Большому Толмачевскому переулку

 Стояла морозная январская ночь 1764 года. У литейной Нижнетагильского завода Деми­довых горели костры, толпился народ. Воз­чики в широченных тулупах дышали на ладони, подтягивая подпруги на заиндевелых лошадях. На длинных узких санях мужики крепили большие плоские ящики. Смолисто пахло от свежих янтарных сосновых досок и опилок, сыпавшихся в непроконопаченные щели. Ящики крепились добротно, пеньковые веревки натягивали как струны. Мужики упи­рались ногами в продольные брусья, ядрено крякали, затягивая концы пеньковой скрутки. Сизов торопил — за день не успеть до ближайшего становья, а чугунные кружевные створы ворот, что упакованы в ящиках, к весне должны быть в Москве у Прокофия Акинфича на подворье. «...Езжайте ноне до рассвета, авось к ночи будете на почтовой!».

 Долог зимний санный путь через леса и долины, через замерзшие реки без малого две тысячи верст (железная дорога была построена в России только через 73 года, да и то коротенькая, всего 27 верст от Петер­бурга до Павловска).

Прибыли в Москву на Калужскую дорогу в начале весны, под самую распутицу... Сейчас эти удивительной красоты ворота и ограда стоят близ Третья­ковской галереи, в Большом Толмачевском переулке, д. 3. 

 И у ворот, и у ограды сложная история. Таких ворот в Москве двое (вторые находятся в Донском монастыре, сразу за собором, в густом кустарнике, окрашены белой масляной краской и ведут «в никуда»). Когда-то они украшали усадьбу Демидовых на Шаболовке,  усадьбу снесли, а ворота сохранили; они много лет одиноко стояли на пустой площади, а вокруг них на конечной остановке разворачи­вались трамваи. Отсюда и перенесли их в Донской монастырь. Да и ограда в Толмачев­ском переулке делалась не для этого дома. Она обращает на себя внимание и красотой чугунного литья, и полным несоответствием барочного рисунка ограды классическим фор­мам здания, созданного М. Ф. Казаковым для бывшей городской усадьбы В. Демидовой, где ныне размещена Государственная научная педагогическая библиотека им. К. Д. Ушин­ского АПН СССР. Ограда отделяет скромный парадный двор перед зданием от улицы. В узорном плотном рисунке решетки читаются формы причудливого садового павильона, ее звенья представляют собой густое, прихотли­во скомпонованное плетение стеблей растений и цветов. За такой оградой легко представить сад с экзотическими растениями, а не парад­ный двор перед особняком эпохи класси­цизма.  

03.jpgРис.2 Фрагменты ворот.

02.jpgРис.3 Фрагменты ворот. 

  Она и создавалась в середине XVIII века для ботанического сада горнозаводчика П. А. Демидова, а в Б. Толмачевский переулок была перенесена после 1827 года. Первое упо­минание об этой ограде относится к 60-м го­дам XVIII века, когда петербургский ученый-ботаник П. С. Паллас посетил Прокофия Де­мидова в его загородной усадьбе в «Нескучном» с целью ознакомиться с его коллекцией растений. Вот что писал П. С. Паллас в ката­логе растений в саду Демидова: «...сей сад заведен вместе с преогромным домом около 1756 года... сад идет от двора к Москве-реке уступами... верхняя площадка отделяется от двора прекрасною железною решеткою». Паллас привел в своем каталоге гравюру са­да, на которой изображена поразившая его ограда. Он употребил слово «железною» не потому, что различал литье и ковку, а в смысле «металлическою решеткою». Великолепные чу­гунные ворота, створы которых не собраны из отдельных секций, а отлиты цельными, также принадлежали усадьбе в «Нескучном». За­тем, после продажи усадьбы, их перенесли в другие владения Демидовых, которых в Москве было множество. Большинство их было построено уже в эпоху классицизма (конец XVIII — начало XIX века), и для их украшения владельцы применяли изделия из чугуна, выполнявшиеся на уральских заводах по моделям XVIII века.

Особенно богато было представлено худо­жественное чугунное литье в Слободском доме Н. Н. Демидова. Чугунные статуи, бюсты, пьедесталы, решетки, ворота украшали усадь­бу, в саду были расставлены чугунные кресла, стулья, вазы — все говорило о высоком мастерстве демидовских крепостных литейщиков. В частности, именно в архивных мате­риалах, относящихся к обустройству Слобод­ского дома, А. Е. Гарпенко удалось установить, что автором интересующей нас ограды является Ф. С. Аргунов (1732—1768 гг.), архитектор графа Шереметьева. Отливались решетки и ворота на Нижнетагильском заводе Демидовых крепостным мастером Д. Т. Сизовым в 1764 го­ду. 

 Ограда принадлежит к редким по мастер­ству исполнения произведениям чугунного литья. Ее узор «расцветает» с неповторимой непринужденностью, тонко проработана факту­ра каждого завитка, к барочным мотивам примешивается яркая декоративность рококо. Особой свободы компоновки и какой-то раско­ванности добиваются мастера в композиции створов ворот. Тайна красоты их постигается при внимательном изучении плавного незавер­шенного бега чугунных ветвей, как бы сдержи­ваемого кругом центра и общей симметрией створов, они действительно         «создают ощущение перекатывающихся волн вспененного чугунно­го кружева».

Столбы ограды и пилоны ворот украшены чугунными плитами и пилястрами, поверх­ность которых покрыта тонким невысоким рельефом с изображением гирлянд цветов и плодов, само литье которых является редким образцом прекрасного искусства декоративного барельефа. На столбах ограды и пилонах ворот установлены вазы на ажурных, изыс­канной формы чугунных постаментах. Ворота имеют цельнолитые створы и верхнее ажурное завершение. 

 Рис.4. Фрагмент столба ограды с вазой на ажурном чугунном постаментеРис.4. Фрагмент столба ограды с вазой на ажурном чугунном постаменте

 05Рис.5. Деталь литой чугунной плиты, украшающей столбы ограды

 Прясло ограды состоит из шести элементов, установленных в закрепленном на цоколе специальном профиле. Элементы имеют значительные размеры (ширина 90 см, высота от 240 до 300 см) и при монтаже соединены между собой хомутами. В промежутках между каменными столбами решетка поддер­живается двумя фигурными подкосами.

Изготовление литых садовых решеток — дело сложное, так как их отливки имеют большие размеры, сравнительно небольшую толщину стенки и большое число просветов. При изготовлении литейной формы формов­щику приходится иметь дело с большим числом «болванов» (выступов) различных раз­меров, которые затрудняют удаление модели из формы и могут быть легко смыты метал­лом при заливке. Отливку таких решеток производят обычно по неразъемным, разъем­ным моделям, а иногда и моделям с отъемными частями; для удобства формовки разде­ляют модель на отдельные части, представ­ляющие собой повторяющуюся деталь компо­зиции орнамента. В процессе монтажа отдель­ные части решетки собирают в звенья.

Рассматриваемые нами решетки ограды и во­рот демидовского дома по технологии выпол­нения являются одними из самых сложных. Элементы звена ограды и створов ворот имеют симметричный рисунок, что позволяет применять для изготовления створов одну, а для ограды — две модели. Тонкость, высокая плотность, сложность проработки двусторонне­го рисунка решеток, их значительные разме­ры и большая повторяемость могли быть обеспечены только применением разъемных металлических (латунных или бронзовых) моделей. Такие модели являются лучшими для изготовления как мелких, так и сложных художественных отливок. Модели из медных сплавов не ржавеют, хорошо воспринимают и сохраняют чеканку их поверхности. Обрабо­танные латунные и бронзовые модели имеют чистую, гладкую и плотную поверхность. В процессе формовки к поверхности таких моделей формовочная смесь не прилипает. Модели хорошо вынимаются из формы, остав­ляя на ее стенках четкий ясный отпечаток своей поверхности и хорошо паяются, что облегчает их изготовление.

Отлитые решетки после выбивки форм, очистки и отжига подвергались механической обработке и чеканке для восстановления рез­кости отпечатка, утраченной в процессе изго­товления формы и ее заливки, до резкости и тонкости проработки деталей модели.

Русские архитектурные отливки из чугуна издавна славились ажурностью и прекрасным исполнением. Решетки ограды и ворот, рас­смотренные нами, -  это замечательное произ­ведение литейщиков-тагильчан, вписавших пре­красную страницу не только в историю чугун­ного литья Урала, но и в историю русской монументально-декоративной пластики.

© В. С. ЛЕДЗИНСКИЙ

Фото А. А. ТЕЛИЧКО