Булатных дел мастер

Металлург 1990г. №10

Вячеслав Иванович Басов происходит из казачьего рода. Еще с детства полюбил казачьи и другие народные песни, здесь появилась у него тяга к красоте, обостренное чувство связи человека с природой, с космосом. И, наверное, артистизм, свойственный его натуре, нашел выражение в выборе его интересов и призваний в труде, творчестве, и даже в его увлечениях в свободное от работы время. А если учесть и то, что Вячеслав Иванович обладает красивым, приятного тембра тенором, то его участие в Народном фольклорном ансамбле г. Суздаля «Ополье» — это, пожалуй, закономерная необходимость.

 

 001

Рис.1. В.И. Басов с мечом, который он выковал для съемок советско-норвежского фильма «И на камнях растут деревья» (режиссер С. Ростоцкий)

 002

Рис.2. Проводы русской зимы. В.И. Басов выступает в составе Суздальского народного фольклорного хора «Ополье»

Естественно и то, что заняться таким благородным и многотрудным делом как реставрация и воссоздание памятников культуры древней и средневековой Руси, других государств и народов не мог человек, чуждый народных традиций, оторванный от родной земли. Отсюда и красочные старинные костюмы, в которых его запечатлели известные фотографы и кинематографисты (наверное, многие видели документальный фильм «Князь Удача Андреевич» — режиссер Г. Байсак, сценарист В. Приемыхов).

Но вернемся к работам мастера... Суздаль, 70-е годы... Тогда о памятниках истории, культуры не так уж много думали, а поэтому многое делалось энтузиастами, «фанатами» в лучшем смысле этого слова. В их числе и Вячеслав Басов. О его вкладе в историю русской культуры говорит уже один перечень самых крупных работ по реставрации.

003

Рис.3. В.И. Басов с А. Ростоцким во время съемок фильма «Эскадрон гусар летучих»

Прежде всего, знаменитый слюдяной выносной фонарь холмогорской работы, сделанный по заказу первого суздальского митрополита Иллариона в 1683 году. Высота фонаря около 2,5 м, диаметр тулова более 2 м, вес около 170 кг и три слюдяных малых фонаря весом по 45 кг. Мастер, стремясь воссоздать подлинный облик фонаря, ездил в свой отпуск в Карелию, где добывается слюда «Мусковит» еще со времен Ивана Грозного, восстанавливал по ветхим рисункам его причудливые узоры. Еще одна уникальная работа автора — ремонт и расчистка знаменитых «Златых врат» Суздальского Рождественского собора. Реставрация особой «Золотой кладовой» Суздальского музея — во время монтировки экспозиции «Золотой кладовой» прямо в зале В. Басов отреставрировал 315 предметов из золота и серебра. Из них особо следует выделить икону «Корсунская Богоматерь» — вклад Бориса Годунова, водосвятную чашу серебряную — единственный на Руси вклад Ивана Ивановича  Шуйского. 

 

 004

Рис.4. За реставрацией экспоната Владимиро-Суздальского музея-заповедника

 

 И хотя миллионные сокровища прошли через руки мастера, «златых гор» он не нажил. Труд его оплачивался весьма скромно.

Но постепенно определялась главная линия жизни... Любовь к металлу, желание не только изготовить изделие, но и познать историю, проникнуть в мысли и думы старых мастеров, понять секреты технологии. Путь тяжкий, но он выбран.

Много легенд, исторических и научных исследований посвящено булатным и дамасским сталям... Многие пытались изготовить клинки с узором и свойствами как и у старинных изделий. Известен подвижнический труд на этом поприще русского ученого-металлурга Аносова.

И сейчас эта проблема волнует ученых, инженеров, и не только как историческая и научная, но и как практическая. Получить булатные структуры в промышленных условиях. Изготовить изделие, обладающее одновременно и высокой твердостью, и высокой пластичностью,— заманчивая идея для многих производственников. Но получить такие изделия, а тем более понять сущность процесса, открыть «секрет» булата практически никому не удавалось.

 

При воссоздании и реставрации старинных изделий из булата и дамасской стали, а это в основном клинки, мечи и другое холодное оружие, определился основной профессиональный интерес В. И. Басова — познать «все тайны булата» (слова мастера). Первую методическую помощь в этом деле оказал ему Б. И. Колчин (известный ученый-археолог, ныне покойный). Затем было сотрудничество с Донецким политехническим институтом (по приглашению зав. кафедрой этого института Г. А. Дорофеева В. И. Басов участвовал в исследованиях выплавки стали методами ВЭП, ВЭП+ЭШП), НПО «Тулачермет».

 

005

Рис.5. Доклад В.И. Басова в Донецком политехническом институте (1976 г.). Справа Г. А. Дорофеев.

15 лет ушло у В. И. Басова на изучение и систематизацию научных, исторических трудов, своих знаний в этой области, полученных в процессе многочисленных плавок, являющихся плодом раздумий в бессонные ночи. Он условно систематизировал результаты своих экспериментальных работ по изучению старинных технологий получения изделий из булатных и дамасских сталей и возможности применения их в современном производстве:

1. Древнейшая, основная технология получения булата.

2. Половецкий булат.

3. Булат с недорасплавом железных частиц с дополнительной естественной кристаллизацией, так называемые иранские фаранды.

4. Булат со смазанной комбинированной структурой.

5. Суперуглеродистый булат на чистой основе.

6. Легированные булаты.

7. Булаты на «грязной» основе, т. е. с химически не совместимыми частицами.

8. Булат на серной основе (во время плавки вместо углерода добавляется специально 12—15 % серы).

9. Получение булата с заданными свойствами и химсоставом непосредственно из руды, минуя доменный процесс.

10. Получение суперуглеродистого булата с «алмазной» структурой.

11. Получение булатов из любой марки стали.

12. Получение булатов из чугуна.

13. Получение булатов из металлолома (без знания химсостава).

Закончен основной жизненный труд, пора подводить итоги. Было все: и творческие взлеты и периоды бездействия, разочарований... Был интерес ученых, историков, художников-реставраторов. Много гостей перебывало у него — из всех уголков нашей страны и из-за рубежа. Были ученики — благодарные и не очень. Пожалуй, только «братья по цеху» — кузнецы-художники из всех уголков нашей страны понимают роль В. И. Басова в возрождении старинных ремесел и технологий. А металлурги пока еще не оценили его открытия, его рожденную талантом и интуицией мастера идею о том, что «булат» — это не состав металла, а технология, что необходимо и можно с помощью таких технологий «исправить дурную наследственность» сотни раз переплавленного, «замученного» металла. А пока мастер трудится в мастерской-сарае при Суздальском художественно-промышленном училище. Впереди — скудное существование на пенсию.

Но все может быть иначе. Дело за малым — надо помочь мастеру создать небольшую, но оснащенную современным оборудованием мастерскую, снабдить качественными тиглями, углем, графитом, флюсами и т. д.

Затраты небольшие. Любому металлургическому предприятию они под силу. А мастер поделится своим опытом, знаниями, поможет провести эксперименты. И заманчивая идея — получить из обычных руды и металлолома суперсталь — может стать реальностью. Это особенно важно на современном этапе развития металлургии, когда речь идет не о количестве, а о качестве.

В заключение нашего рассказа о мастере Вячеславе Басове хочется выразить надежду, что дело жизни Вячеслава Басова найдет своих последователей и продолжателей.

© О. НОВОСЕЛОВА